Бредовое расстройство психики писателя-сталиниста

Выявить бредовую интерпретацию иногда бывает довольно сложно. Сознание больного выхватывает кусочки реальности и бросает их в водоворот своих патологических фантазий. Называются реальные имена, приводятся факты, может возникнуть иллюзия того, что вроде бы всё так и было. А уж если на человеке китель с погонами генерал-полковника, то всё получается ну очень достоверным. Правда, если вообще ни о чём не думать, а просто слушать.

Считается, что больные верят в свой бред. Это не совсем так. Скорее — ничего не могут с собой поделать, им не остаётся ничего другого, только — верить или вести себя так, как будто они верят в истинность своих бредовых высказываний. Потоки их ментальности дробятся. Какой-то приобретает максимальную активность. Если она обретает связку с подавляемой ранее субличностью, то обычные переживания вытесняются и замещаются результатом синтеза новой личности и бредовой идеологии.

Они становятся куклами-марионетками продукции собственной психики.

Паранойяльный бред — это всегда амбиции, которые бьются в рамках альтернативной психологической реальности. Однако в каком-то смысле больной остаётся обычным человеком. Для того чтобы запросто делиться с людьми элементами фабулы своего бреда ему нужно иметь мотивации. Иначе можно сломаться, ведь в глубине души бредовые больные понимают, что их слова всегда можно назвать банальным враньём.

Понимает больной и то, что врать неэтично, плохо, аморально. Поэтому он вынужден найти большое, глобальное оправдание своему вранью. Для старушки, которая утверждает будто бы родственники её подтравливают, подсыпая яд в борщ, это глобальное объяснение может скрываться в идее того, что она скоро умрёт, а они будут жить дальше. Но это слишком примитивная система ценностей, хотя и в таком случае мы можем найти в бреде элементы борьбы. Вообще борьба — лучшая форма оправдания.

Борьба с чем-то плохим, которая оправдывает сам факт того, что человек врёт. В большой борьбе мол все средства хороши. На простом и житейском уровне больные могут звонить в различные инстанции и требовать навести порядок. В число инстанций может входить даже полиция. Обычный человек побоится беспокоить полицейских по пустякам, а больные борются с тем, что коммунальные службы травят газами целые районы городов. Поэтому можно и звонить.

В современном информационном пространстве России больные нашли очень удобный способ борьбы. Не будем забывать, что им в общем-то всё равно, за что они там борются. Им главное найти ёмкое оправдание. Чем более «светлыми» будут цели — тем лучше. Ведь свет для них — это не истина, а всё то, что позволяет заниматься патологической формой актуализации своих личностей при благодарном внимании окружающих. Поэтому они так часто борются с тем, что называют фальсификацией истории.

В сущности все ярые борцы с фальсификацией — это самые настоящие фальсификаторы. Да такие, что обычному историку и во сне не приснится.

Ярким примером таких бредовых больных является некто, кто выдавал себя за сына Сталина, но делал это очень хитро. Пожилой человек, вещающей аудитории, слушающей его с благоговейным трепетом, такую биографию, что уму непостижимо. Пересказывать всю его «героику» особого смысла не имеет. В 17 лет он получал от командования орден за орденом, будучи при этом командиром пикирующего бомбардировщика. Потом был ранен, излечился и прошёл ускоренные курсы особенно секретных работников совершенно секретных и невероятно специальных служб. В 22 года стал генералом полковником и командовал 11 генералами. Даже лекции им читал по рации, вот так всё было сурово засекречено.

Имя его тоже особое Владимир Михайлович Жухрай (Мироненко). Из числа тех людей, у которых нет обычных имени и фамилии. У них субличности так активны, что никогда не позволят называть себя по паспорту. А вокруг него всегда находились горячие поклонники. В этом тоже нет ничего удивительного. Удивляться тому, что они были может только тот, кто не знает, что бред имеет свойство передаваться. В медицине эта передача называется индуцированием. Это разделение бреда несколькими лицами с тесными эмоциональными связями.

На примере всей этой истории можно сделать выводы о том, чем в сущности является бред и как ведёт себя больной, страдающий бредовым расстройством психики.

Полная бессодержательность при создании иллюзии кладезя информации и смысла. Он не рассказал про Сталина и то время вообще ничего нового. Передавал массу мелких деталей, которые вообще не имели никакой значимости. Брал известные факты, но передёргивал и выворачивал с ног на голову. С таким же успехом можно вытащить какую-нибудь спичку и сказать: «Это именно та спичка, которой Сталин раскурил свою трубку в день возвращения с ялтинской конференции».

Агрессивная защита всего, что связано с фабулой бреда. Попробовал бы кто-то задать хоть один грамотный и вразумительный вопрос. Такой может и с кулаками кинуться на всякого, кто хоть в чём-то усомниться в его правдивости.

Результатом деятельности становится порождение альтернативного мира. Вполне возможно, что он был бы хорош для писателя-фантаста, но В. Мироненко (или не Мироненко?) позиционировал себя в качестве историка. Поражают ссылки на источники, которые он приводит в своих книгах. Некие вымышленные персонажи, вроде Александра Джуги, и реальные, которые ничего сказать уже не могли бы, потому что к моменту написания книг умерли. Все ссылки на частные беседы с людьми, которых уже нет.

Наблюдается создание множественной альтернативной личности. По фабуле Жухрая, самым доверенным генералом у Сталина был некий Александр Джуга. Его он тоже подаёт в качестве сына Сталина. Прямо царские замашки у вождя народов. Самые доверенные его лица — незаконнорожденные сыновья. Реальные же исторические фигуры уходят куда-то в тень. Берия так вообще подаётся Жухраем под кличкой «сексуальный маньяк в калошах». По ходу изложения версий можно узнать, что однажды Берия валялся в ногах у Сталина и плакал. Вообще у него какими-то изъеденными людьми получатся все, кроме никому неизвестных «сверхгениев» (его термин), которые по его версии и работали в личной разведке и контрразведке лидера советского государства. Уверен, что некий генерал Джуга — это проекция одной из субличностей данного индивидуума.

В общем — все историки в носу ковырялись, а он один выдал истинную правду политической системы. Всем в СССР при Сталине заправляли его дети. Вася только алкоголиком оказался, потому что ему передались гены матери, которая по версии Жухрая страдала шизофренией. А он и его шеф, — никому неизвестный генерал Джуга (с намёком на Джугашвили), были настоящими коммунистами.

Я вижу в этом самый настоящий бред. Видео с героем повествования каждый может посмотреть сам. На фото вверху — образ этого незаурядного писателя смешанного жанра.

Автор этой заметки не является врачом, поэтому я не могу поставить ему диагноз в официальном медицинском смысле. Это выражение моего отношения к природе данного феноменального явления. Однако термин «бред» используется мною не в иносказательном, а непосредственном медицинском смысле.

Канал с видео мне не принадлежит.

Вступление в группу проекта ВКонтакте позволит принять участие в обсуждении каждого материала.