Что такое суицид? Как к нему относиться?

Эту проблематику поднимали на самых разных уровнях, поэтому кажется будто что-то новое сказать уже не получится. Правда, поднимать-то поднимали, но заходят при попытках решения совсем не с той стороны. Для начала попробуем дать ответ на вопрос о том, что такое суицид. Вполне возможно, что он вызовет некоторое удивление, поэтому автор берёт на себя обязательства немного его растолковать. И в финальной части о том, какое преимущество даёт подход, который и будет в статье изложен.

Определение суицида

Суицид — это следствие возникновения острого полиморфного расстройства психики в сочетании с мыслями о смерти.

Это всё определение. Я специально решил не нагружать его лишними конструкциями.

Что такое острое полиморфное расстройство, как оно возникает и протекает? Это результат настройки психики на восприятие каких-то внутренние или внешних обстоятельств, к которым она была не готова. Может привести к самым разным последствиям, включая диссоциативные конверсионные расстройства, в том числе и соматоформные. Протекать может с симптомами шизофрении и без них. В народе это могли бы назвать краткосрочным помешательством. Внешние видимые формы проявления могут быть любыми, и соответствуют признакам мышления и поведения больных с психозом как таковым.

Обобщённо всё это относится к области шизофренической реакции. Основное отличие от шизофрении в том, что любые преходящие расстройства длятся от нескольких дней до нескольких недель, и потом проходят сами по себе. Кроме этого симптомокомплекс не обладает всем спектром признаков, которые были бы нужны для диагностирования параноидной шизофрении. Однако обольщаться не следует. В подавляющем большинстве случаев психиатры не станут заниматься поиском чёрных кошек в тёмных лабиринтах сознания пациента, но начнут рассматривать происходящее с ним в качестве премьеры параноидной шизофрении. Назначат соответствующую терапию, и всё. В том смысле, что с гарантией появится очередной психиатрический больной со второй группой инвалидности.

Эффект туннельного мышления и другие признаки преходящего психоза

Очень сомнительно, чтобы шизофренической реакции были свойственными классические для параноидной формы псевдогаллюцинации в виде голосов в голове. А вот признаков расстройства мышления шизофренического спектра может быть довольно много. Наиболее значимым из всех становится туннельный эффект. Человек теряет способность рассматривать всю перспективу жизни, весь комплекс причин и следствий. Если в таком состоянии он будет думать о какой-то материи, то наиболее простая форма захватит его целиком. Никакие многомерные ментальные конструкции в таком состоянии больным непосильны.

К примеру, инвалидов войн, потерявших конечности, охватывало желание захоронить свою руку или ногу. При этом оно было явно патологическим и сопровождалось признаками эмоционально-волевых искажений. Это становилось основной фабулой. Известно довольно много подобных случаев. Хотя с течением времени помутнение отступало, и больные переставали обвинять врачей госпиталей в том, что те не дают им совершить похороны рук и ног.

Довольно наивно считать, что для шизофренической реакции обязательно должно случиться что-то явное и страшное само по себе. Явных и видимых, понятных окружающим, причин может не быть вовсе. Главное в том, чтобы сам человек воспринимал какое-то направление своего мышления значимым.

Понять сущность процессов, которые происходят в сознании в момент патологической активности психики такого рода, нам как раз и помогут предсмертные записки самоубийц. Большая часть указывает на наличие амбивалентности, туннельного эффекта мышления, спутанности сознания, определённых нарушений эмоционально-волевой сферы. Общая их разрушительная и опасная сила может существенно превышать ту, что существует у среднего типа течения параноидной формой шизофрении. Голоса могут годами приказывать сделать что-то, что не соответствует индивидуальным нормам, а больной будет страдать, но получать какое-то лечение. Здесь же всё страшно именно по той причине, что внешне кажется не имеющим отношения к психозу.

Что даст предложенный мною подход?

Признание этой истины не решит проблему целиком. Однако существенно изменит саму логику развития событий. Существует столько абсурда, сколько раз социальную причину суицида рассматривают всерьёз. Кто-то покончил с собой, потому что жизнь была слишком благополучной. Кто-то, напротив, из-за бедности и отсутствия уважения со стороны членов коллектива. Другого девушка бросила, третьего родители не поняли. Всё это следует рассматривать только в качестве своеобразной фабулы особого бреда, который был следствием расстройства мышления и чувствования человека. Не важно, как он это интерпретировал. Это психоз, который требует отношения к себе только в качестве психоза. Всё остальное — его следствие. Каждый покончил с собой только из-за возникшего острого расстройства психики. Всё остальное — вторично.

От проблемы суицида нужно отделить ещё и проблему депрессии. Сама по себе депрессия не связана с суицидом. Но на её фоне может произойти, в её структуру вписаться, острое полиморфное расстройство. И вот тогда и случится суицид. Сама по себе депрессия — это некий общий фон, а на нём может произойти обновление человека, если он сможет пройти через кризис духовный, или на сцену выскочат черти шизофренической реакции. Виновниками суицида будут всё же черти, а не декорации, на фоне которых они играли свою роль.

Меняет свою фактуру в таком случае и логика поиска выхода из ситуации. Прежде всего нам нужно изучать острый преходящий психоз. Это далеко не фатальное состояние. В годы Великой отечественной войны всё это называлось термином «контузия». По статистике, советские психоневрологи смогли вернуть в строй около 70% от всех пациентов, которым был поставлен такой диагноз.

Самое печальное в этой теме то, что психотерапия, даже если и присутствует в таких случаях, то в довольно оторванном от сущности проблематики виде. Слишком часто она направлена на светлое, прекрасное, изумительное и очень нужное. Это возвращение в социальную среду, построение нового мотивационного комплекса и прочий розовосопельный шлак. Занимаются этими делами преимущественно в том случае, если у пациента диагностирован депрессивный эпизод, связанный с суицидальными мыслями. Психотерапия и психоз, в любых формах выражения, на практике сочетаются очень плохо. В первую очередь из-за того, что существует стандарт, подразумевающий разделение «тут всякая ерунда и психотерапия — там психоз и фармапсихология».

Хотя на самом деле предрасположенность к любым видам декомпенсации с вкраплением в неё психотической симптоматики психотерапии очень даже поддаётся. В первую очередь её успех зависит от умения терапевта информировать о том, что вообще такое краткосрочное изменение психики, как к нему относиться, что делать и что не делать. Каким-то образом нужно проломить изначальный барьер, который выстраивает человек по отношению к психозу и всему тому, что связано с корнем «шизо», даже если речь идёт про реакцию.

Если терапевт убедит больного в том, что это состояние, которое поддаётся контролю, имеющее определённые маркеры, а потому позволяет себя выявить, если он научит, натренирует больного поведению, которое позволит тому выбраться из колеи туннельного мышления, то именно это и даст тому возможность жить дальше. Никакие позитивные размышления, ничто вообще, связанное с осмыслением нашей роли во вселенной, не может иметь эффективности при решении этой проблемы. Полиморфное расстройство охватывает сознание, хотя, конечно же, не превращает человека в полностью безвольное существо. А это значит, что у каждого есть не просто шанс, но очень даже хорошая возможность выйти из состояние охвата патологического мышления. Философские книжки хороши в обычном состоянии, а в состоянии особого психоза — всё должно быть чётким и слаженным. Меньше мыслей, больше правильных поступков. Каких? Выход из одной обстановки, переход в другую, и звонок к психотерапевту, который может помочь.

Не так страшен чёрт, как его малюют

Суицид — это следствие шизофренической реакции, полиморфного преходящего расстройства психики. Вырабатываем схему купирования, купируем. Этого можно добиться и методами психотерапии. Но главное в том, чтобы люди не делали огромных глаз при слове «психоз». Ну и что? Это будет критичным, если существует барьер между кризисной психотерапевтической службой и потенциальными пациентами. Ну и в том случае, если такая служба отсутствует вовсе, как в России. Но сам по себе чёрт совершенно не такой страшный, как его малюют.

Всем помочь просто не получится. Если больной окажется психопатом с невероятным упрямством, а при этом, в силу каких-то причин, у него случится декомпенсация, которая приведёт ещё и к возникновению шизофренической реакции, то будет очень большая гремучая смесь, которая чем-то очень даже может кончиться недобрым. Правда, не только клинические психологи знают о том, что конец редко подкрадывается незаметно. Чаще всего он сигнализирует о себе самым недвусмысленным образом. И сам пациент много раз получает возможность выбраться из ситуации с наименьшими потерями. Другое дело, что многие даже не подозревают, как вообще-то это можно было бы сделать. Этому и нужно учить. Конечно, если сам терапевт знает, чему именно…

Вступление в группу проекта ВКонтакте позволит принять участие в обсуждении каждого материала.