К познанию особенностей психики

Чего-либо на 100% экзогенного или эндогенного в психике быть не может. Относительно неё все расстройства являются эндогенно-экзогенными, только их причины идут не просто изнутри, но обусловлены потерей гармоничных связей между различными уровнями психической активности. Обратим внимание на то, что истинные причины всех эндогенных патологий науке не известны. Существуют самые разные гипотезы, а признаются научными лишь те из них, которые соответствуют устоявшимся академическим воззрениям на человека и процессы в его уме и теле. При этом говорят про какую-то доказуемость и экспериментальную подтверждённость, но в этом скрывается большое лукавство. Сам по себе эксперимент и его результаты ничего не значат — всё дело в трактовках, которые им даются. Различные смелые гипотезы, и даже теории, очень часто отвергаются из-за того, что они противоречат системе взглядов, а не из-за того, что они дурны на самом деле.

Устоявшиеся стереотипы теорий о психике стали слишком устоявшимися, порождающими больше путаницы, чем ясности понимания.

Психика — это сложная система, которая исключает любые внешние факторы сами по себе. Мы не можем общаться с другим человеком непосредственно, не можем воспринимать ни один из окружающих нас предметов в их феноменальном значении. Коммуникации строятся за счёт порождения системы интерфейсов. Общаясь с другим человеком мы строим его целостный образ, формируя для этого огромный массив проекций, устанавливаем с ним коммуникационные мосты внутри себя, а потом ведём диалог, но не с человеком напротив нас, а с его отражением внутри себя самих.

Эта ментальная, и в тоже время энергетическая, сфера вокруг нас отделяет человеческую самость от хаоса энергетических и смысловых вихрей вокруг. Психика постоянно поддерживает эту систему восприятия, конструирует и упорядочивает информацию о внешнем мире так, что ни одно из его явлений в неё не попадает. Этому состоянию нельзя давать качественную оценку, подразумевая дуальность «плохо-хорошо». Это так, как и то, что у нас пять пальцев, а не шесть. Мы никогда не имели шестипалых рук, просто принимаем это в качестве данности — пять, потому что не четыре и не шесть.

Даже если что-то из внешнего мира и поменяет сущность процесса построения и поддержки пузыря восприятия, в котором мы находимся, то мы ничего из мира вокруг всё равно не увидим. Сломаться этот интерфейс может, но это не даст нам счастья от непосредственного познания феноменов мира. Мы просто заболеем, но истину не осилим.

Если под экзогенностью понимать соматическую болезнь, которая подтачивает организм, то для психики и она остаётся эндогенной, потому что непосредственно на неё никакие органы и никакая нервная система влияния не оказывают. Она строит в себе ещё и систему интерпретаций состояния тела, и вот они-то и являются для неё первостепенными. Новообразование в мозге на психику не повлияет точно так же, как отсутствие электроэнергии на банковскую систему. Всё пойдёт наперекосяк, но психика до последней минуты жизни человека будет пытаться адаптироваться к тому, что есть, а не хотелось бы иметь. Современные банки тоже без электричества сразу же замрут, но не умрёт система банков. Даже если во всей стране не будет электроэнергии несколько лет, то банкиры откатят к бумажным носителям информации, но будут стремиться сохранить сам принцип функционирования системы. И так вплоть до ликвидации государства из-за какого-то кризиса. Национальная банковская система умрёт только с государством, но аналогичный подход к распределению финансовых потоков сохранится в других странах. Точно так же и психика зависит от тела лишь в том плане, в каком всё связано в этом мире. Но эту связь невозможно назвать непосредственной.

Какой смысл в этих рассуждениях? Вполне конкретный. Приведём несколько постулатов, которые могут стать хорошим поводом для самоанализа.

  1. Степень тяжести расстройства психики вполне условное понятие. Можно подумать, что звучит очень нелепо — негуманно и антипсихиатрично. Однако существуют же люди, которые почти всю жизнь живут в состоянии депрессии. И при этом никуда не попадают, никто их в клиниках неврозов не знает. Звучит-то странно, но постарайтесь понять, что задача клинического психолога как раз и заключается в том, чтобы научить людей жить в том состоянии, которое у них есть.
  2. Встречаясь с чем-то, что кажется тяжёлым расстройством психики, — мы на деле встречаемся с феноменальным явлением, которое требует рассмотрения под другим углом, полностью исключив ложные постулаты и привычные стереотипы. Я уже опубликовал свою статью о том, что шизофрения — это своеобразное расстройство сна. Его течение может выходить за формальные рамки засыпания и пробуждения. К примеру, одним из принятых в отечественной сомнологии критериев диагностики нарколепсии является постоянная патологическая сонливость днём. К сожалению, на проблемы шизологии крайне редко смотрят под таким углом. Попробовав же так посмотреть мы непременно изменим саму постановку вопроса об эндогенности психоза. Он не перестанет быть «идущим изнутри», но с поправкой на то, что сон стал другим, непрекращающимся процессом, волны которого постоянно накатывают и откатывают.
  3. Если рассматривать расстройство психики в качестве блокировки системы, когда она перешла в аварийный режим работы, то у нас не будет оснований утверждать, что психоз является всегда, во всех случаях, нежелательным явлением. Я уж не говорю про невроз. Доказать возможную нужность последнего в общем контексте жизни в десятки раз проще. Просто так ничего не происходит. Возник энергетический дисбаланс столь сильный, что психике просто ничего не остаётся, как частично выключиться, поскольку она не имеет никаких оснований для того, чтобы продолжить работу в обычном режиме.

Психика — это саморегулируемая и самодостаточная система. В этом её сила, в этом же и ужас. Если внутренние, не всегда осознаваемые в точности, пласты её сами переводят себя в какое-то состояние, то нам ничего не остаётся, как исследовать его особенности и искать выход там, где его не всегда ожидают найти.

Вступление в группу проекта ВКонтакте позволит принять участие в обсуждении каждого материала.