Любит наш народ всякое дерьмо, или Секрет восприятия сериала «Чернобыль»

Почему сериал «Чернобыль» собрал такую огромную аудиторию и стал одним из самых знаменитых за последние 2-3 года? Ответить на этот вопрос с исторической точки зрения невозможно. Он не имеет отношения к событиям 1986 года. Там нет ни одной достоверной сцены. Не мог Борис Евдокимович Щербина отдать приказ пилоту вертолёта приблизиться к энергоблоку со словами «… а то я тебя застрелю». Не могло в бункере АЭС произойти какого-то стрёмного совещания, на котором некий местный партийный бонза с костылём заявил бы о том, что это их звёздная ночь, а всем им дадут ордена, распорядившись попутно перерезать все телефонные линии, а район оцепить. У нас тогда был свой дурдом, совсем непохожий на тот, что существует лишь в воображении американского телезрителя. Опровергать сериал с позиции истории не имеет никакого смысла. Он не про нас тогда. Это подпитка стереотипа восприятия СССР на Западе, который больше похож на современную Россию, чем на СССР.

И не только у них, но и у нас — люди верят в этот бред, потому что он адекватен их восприятию настоящего, а не прошлого. В СССР 1986 года никого не потащили в мрачные подвалы КГБ. Не было такого количества вооружённых военных. Все вооружённые люди за всё время ликвидации аварии тогда — это милиция на КПП и спецназ, который был направлен в зону, подвергшуюся радиационному воздействию, для борьбы с мародёрами, да и то в крайне ограниченном количестве. На самой станции и в зоне вокруг АЭС никто никаких людей с автоматами не видел. И никогда министр угольной промышленности не приехал бы к шахтёрам с охраной из двух автоматчиков.

Это совершенно другой мир, вымышленный, чем-то похожий на фильм «Красная жара» с Арнольдом Шварценеггером и Джеймсом Белуши. Но то комедия с криминальным уклоном или боевик с элементами комедии. Здесь же мы имеем дело с сериалом, который претендует на роль исторической драмы. Но драма эта происходит в фантастическом мире с чертами современной России, который не имеет никакого отношению к той стране, которая и прекратила своё существование во многом из-за реального Чернобыля. Всё то, что мы имеем сейчас — это увеличенные до размеров мутанта-переростка негативные черты того времени, поэтому даже мои ровесники верят в достоверность событий сериала «Чернобыль».

Да, тогда на крышу 4-го энергоблока были выведены солдаты, а шахтёры рыли какие-то бесполезные туннели, в жерло реактора скидывались мешки с песком и свинцом. Тогда каждое предположение о том, что возможен какой-то сценарий развития событий, который может быть приведёт к новому взрыву или другим катастрофическим последствиям, проверялось чем-то, что можно сравнить с разведкой боем. Настоящим смертельным боем. И всё в обстановке нервозности, срывающей крыши так, как срывает смерч. Но люди работали, и всё это делалось. Самыми первыми ликвидаторами были вообще-то сами участники злополучного эксперимента. Они не разбежались в разные стороны, а продолжали работу и тогда, когда уже понимали, что реактор взорвался.

Если снимать правду про ликвидацию, то это получится производственная драма. Такое изображение людей в спецодежде, где видные физики, номенклатурщики и рядовые инженеры сливаются в одну группу и не понять, кто тут начальник, а кто исполнитель. И проблемы каждый раз решаются строго утилитарные. То закидывают удочку с дозиметрами, то отправляют человека под реактор — смотреть, что там происходит. Это не мои авторские фантазии. Туда на самом деле отправляли человека, а потом и ещё партии специалистов проходили. Это время микроподвигов, которые в чём-то сравнимы с работой сапёров. Но это не интересно… И не только им, там на Западе, но и нам тут.

А почему не интересно нам, потому что мы живём в психологическом социальном антимире. Ещё раз повторю… Всё то плохое, что только нарождалось в совке, — у нас уже прорвалось, но это было вчера, а теперь мы на территории, которое дерьмо 80-ых сначала затопило, а потом ушло или высохло. И нам уже не понять, что совок рвало и метало из-за подлости, странного руководства и постоянных обид, наносимых властью, которые стали теперь нормой жизни. Тогда никому не затыкали за неуплату сральники и умывальники, а люди ещё могли сказать с гордостью «Это наша страна!». Правда, сказали они нечто другое. Эти добрые люди сказали «Придёт хозяин — наведёт порядок!». Он и пришёл, и навёл свой порядок. Вот мы и смотрим сами на себя в 1986 году глазами американского кинематографа, верим, потому что чувствуем запах современности.

Я не говорю, что водки в зоне АЭС не могло быть. Наш человек и голым умудрится пронести пару бутылок через самый бдительный контроль. Это легко, просто нужно было третью бутылку отдать контролёрам. Но это не значит, что там все были поголовно пьяными и дебоширили. Не стану утверждать, что этот сериал плохой, потому что его вообще невозможно оценивать. Со Шварценеггером было бы всё же прикольней, но сойдёт и так.

Если кто-то начинает оспаривать и говорить, что было иначе, то попадает в ловушку борьбы с ветряными мельницами. Это тоже самое, что спорить о том, каким был Сталин. Да каким бы он не был, но вы всё равно будете спорить не о Сталине, а о современном архетипе под кодовым названием «Сталин». К тому же уже старательно созданы правила игры. Если некое лицо против Сталина, то автоматически за либеральных изменников Родины. Обычное сознание никогда не сможет понять, как именем Сталина могут гордиться современные российские государственники, живущие в буржуазном обществе. Чтобы это понять нужно принять весь тот бред,что витает в нашем информационном пространстве. А приняв это вы непременно станете страдать бредовым расстройством, хоть и индуцированным.

Тоже самое и с этим сериалом. Вы ещё попробуйте доказать, что советские люди не только не говорили по-английски, но и не думали по-американски. Начнёте это делать и непременно вам плохо станет. Не проводите такие эксперименты над собой. Это, конечно же, не радиоактивное, но в какой-то мере — заражение.

Вступление в группу проекта ВКонтакте позволит принять участие в обсуждении каждого материала.