Правда про психиатров

Никаких сенсационных разоблачений в этой статье не будет. Её основной целью является опровержение некоторых заблуждений, которые довольно устойчиво бытуют в народе. Обычно люди считают представителей этого направления медицинской практики кем-то, кем те в действительности не являются.

Основная догма заключается в уверенности в том, что психиатры понимают, либо должны понимать, особенности тонкой душевной человеческой организации. На самом деле — это обычные соматические врачи, которые «заточены» под выявление признаков неврозов и психозов, формирование схемы терапии, её обоснование и практическое применение. Вся психиатрия в России базируется на стационарной форме проведения обследований и лечения расстройств психики. Амбулаторное наблюдение за больным и продолжение его терапии в домашних условиях — это лишь дополнение к основным схемам, которые проводятся в условиях ПНД и психиатрических больниц.

Не отвлекайте занятых специалистов от важной работы без особых на то причин!

Поэтому граждан, которые страдают чем-то пограничным, не совсем понятным, и считают, что самостоятельно они со своими проблемами справиться не могут, при обращении к психиатрам может ждать существенный когнитивный диссонанс. К кому попадают такие пациенты?

К специалисту, который нацелен на первичную диагностику наличия признаков психоза. При этом время его общения с явным или предположительным пациентом строго лимитировано системой, установленной минздравом. Всё, что может сделать участковый психиатр, а на первой линии обороны от симптомов расстройств психики находится он, — это направить человека куда-то ещё — в наркологию, к психотерапевту, если такой вообще есть в регионе, к неврологу, куда подальше, или всё же в бедлам, если для этого есть основания.

Таковы реальные традиции медицинской практики. У нас нет особого смысла рассуждать о том хорошо это или плохо. Даже если бы в среднестатистическом психиатре проснулся дар талантливого медицинского психолога, то это означало бы, что ему нужно продолжать своё профессиональное развитие и получать статус психотерапевта. В России — это наиболее высокий уровень специалиста. Психотерапевт может назначать психоактивные препараты и при этом ещё и заниматься немедикаментозными формами психотерапии.

В царстве фармахима

Основным справедливым термином, которым можно было бы обозначить сущность психиатра, был бы «фармапсихолог». Справедливость обеспечена тем, что на 90% и более все схемы терапии в психиатрии медикаментозные. Задача специалистов данного профиля подобрать схему применения лекарственных средств, а в условиях стационара — проконтролировать то, что больной не отлынивает от получения препаратов.

При этом необходимо учитывать очень большой спектр самых разных вопросов — соотношение степени вреда и пользы, которую даст приём препаратов, их сочетаемость, если в списке более одного, индивидуальное состояние больного и ряд других факторов.

Разумеется, до этого нужно поставить диагноз, обосновать его и провести дифференциальную диагностику. Поэтому ни на какое душеведение и прочий психоанализ не хватило бы времени. Почему в сослагательном наклонении? Потому что существенную долю всех больных представляют собой лица, страдающие бредовыми расстройствами психики, а бред не поддаётся психотерапевтической коррекции в виде убеждения, разъяснения и подобных методов. Психиатры добрым словом никого не лечат, даже не пытаются, да и невозможно это в подавляющем большинстве случаев.

Вступление в группу проекта ВКонтакте позволит принять участие в обсуждении каждого материала.