Самые страшные аспекты нормального человеческого мышления и поведения

Мы привыкли к тому, что патологическое опасное поведение — это удел психопатов. Довольно опрометчивая позиция. Все люди склонны к тому, чтобы совершить нечто такое, что психопату и не снилось. И не просто — кто-то один или отдельно взятая группа лиц. Опасное поведение может быть уделом огромного количества людей, хотя с точки зрения медицинских и социальных норм своего государства все они будут совершенно здоровыми и годными к работе и строевой службе. Что может сделать здоровый и проверенный врачами коллектив и отдельные его члены? Да всё, что угодно. Даже такое, что будет иметь катастрофические последствия для страны и даже планеты.

Самый яркий пример — катастрофа на Чернобыльской АЭС. Она могла бы стать академическим примером того, что нечто патологическое есть в любом человеке.

Из-за чего произошла авария? Выдвигаются самые разные версии, но сразу видно — в них не хватает какой-то очень важной детали. И она не очень уж и скрыта, про неё сказали многие люди. В годы перестройки — этот феномен называли «телефонное право».

Не будем вдаваться во все технические подробности. Ночью проходил эксперимент по использованию энергии выбега турбины для внутренних нужд. Он должен был дать ответ на вопрос о том, хватит ли её на запуск автономного источника питания, который позволит остановить реактор в случае отсутствия электроэнергии во всех внешних источниках? Мне очень странно, что никто не сказал этого до сих пор. Проверка возможности реактора остановиться своими силами нужна для ответа на вопрос о том, что с ним будет в случае ядерной войны. Только она создаст условия при которых необходимо каждый реактор на каждой АЭС погасить в автономном режиме. Во всех остальных возникновение самой потребности в самостоятельной остановке реактора просто напросто исключается.

Эксперимент шёл по плану, но реактор взял и погас в ходе последовательного отключения систем безопасности. Выразилась это в том, что нейтронная мощность упала до нуля, а выходная до 30 МВт. Любой реактор из такого положения, да ещё и при выключенных системах безопасности, ни один оператор вновь в рабочее положение просто так не приводит. Не только этот, который многократно обвинили в конструкторских недоделках, но вообще любой. Для этого есть несколько причин, а самую главную физики называют йодной ямой. Это состояние реактора, которое характеризуется накоплением короткоживущего изотопа ксенона. Проектировщики обязаны её учитывать, но напомню, что реактор резко потерял мощность сам. Для эксперимента нужно было от 200 МВт, а он почти остановился. Это уже говорило о том, что после выполнения определённой последовательности действий сложная технологическая система работать не хочет.

Коллектив четвёртого энергоблока прекрасно понимал, что лучше начать охлаждение реактора и перейти к обычным работам, а эксперимент отменить. Но руководитель эксперимента доложил о ситуации куратору от ЦК КПСС. Через несколько минут пришёл один ответ с требованием вывести реактор на мощность, а потом он был ещё раз продублирован. Разумеется, нигде в инструкциях по эксплуатации не было написано о том, что из такого положения реактор выводить на мощность нельзя. Правда, это невозможно истолковать так, что можно. Это уже внештатная ситуация, а все внештатные в инструкциях расписать невозможно. Но коллектив, получив прямое указание с самого верхнего уровня, принялся выполнять заявку.

У всех этих людей есть свои имена, но наша задача — дать ответ на вопрос о том, что ими двигало с психологической стороны. Всё очень просто… Люди смогли так убедить себя в том, что реакторы безопасны в любых случаях, что поверили даже те, кто находился в 200-300 метрах непосредственно от одного из них и имел соответствующее образование. И мы получаем такой комплекс причин:

  • самообман — раз партия сказала, что реакторы безопасные, значит можно всё;
  • инертность мышления — раз начальник приказал, значит надо делать;
  • вытеснение — атомные реакторы не взрываются, если иметь в виду ядерный взрыв, но очень даже взрываются, если иметь в виду тепловой. Про это знают все инженеры АЭС, но думают о том, что не может быть атомного даже тогда, когда проходят часы после теплового.

Комплекс этих причин превращает человека в биоробота. Профессионализм и интеллект начинают работать не для того, чтобы принимать решение самостоятельно, но для того, чтобы самым оптимальным образом выполнить приказ руководства. Тем более, что приказ был отдан в классическом для СССР ключе «или делаешь и становишься главным инженером, или отказываешься от эксперимента и уходишь на пенсию».

Вот и всё… Это вам не сериал «Чернобыль», а феномен чисто отечественного производства. Потом, позвонивший и потребовавший продолжать эксперимент, заведующий сектором атомной энергетики ЦК КПСС никакой ответственности не понёс, хотя карьерного роста в СССР у него уже не было. После развала СССР он пару лет был одним из руководителей атомной промышленности на Украине. И благополучно ушёл на пенсию. А исполнителям всё это стоило жизни. Да даже и не в этом дело. Как бы они не оправдывались, как бы не переваливали всю вину на разработчиков реактора, но так и остались в памяти народной виновниками той трагедии. А назвать имя реального виновника «торжества» они не могли. Думаю, что не надо объяснить, почему…

Больше человеческих черт, господа! Лень, скептический анализ, конструктивный саботаж и здравая трусость. Всё это свойственно человеку, поэтому не будем спешить от этого отказываться.

В этой статье я специально не называю никаких имён, хотя они мне прекрасны известны. Это не попытка исторического анализа. Это статья отвечает на вопрос о том, какие страшные аспекты мышления и поведения встречаются у здоровых людей. В следующей публикации тема Чернобыля и биороботов будет продолжена. Она так и будет называться «Никогда не позволяйте делать из себя биороботов», а посвящена она будет «крышным котам». Тем героическим ребятам, кто сбрасывал обломки активной зоны с крыш четвёртого и третьего энергоблоков.

Вступление в группу проекта ВКонтакте позволит принять участие в обсуждении каждого материала.