Травма детства — поиск чёрной кошки в тёмной комнате

Психологическая травма детства — это понятие, которое давно уже стало одиозной «дойной коровой» множества направлений современной психологии. Дойкой занимаются почти все, в том числе и психоаналитики, хотя по логике вещей им это должно быть свойственно менее других. Речь идёт не о проблемах детской психотерапии. Если в какую-то травмирующую среду попадает ребёнок, то это совсем другая история. Мы же ведём речь о ситуациях совершенного другого характера.

Всё ли идёт из детства?..

Наша тема связана с тем, что к психологу приходит взрослый человек, даже совсем уж взрослый, — представитель так называемого среднего возраста, а психолог говорит ему о том, что истинной причиной его жалоб является травма детства, которая скрыта глубоко в дебрях подсознательного или бессознательного. Она мол стёрта не только временем, но заблокирована психикой, которая ещё в детстве не смогла обработать какую-то кошмарную информацию, а теперь стала себя проявлять. И это проявление требует немедленной проработки, а то ждут клиента какие-то страсти невроза, а то и психоза. Клиент, чаще всего — клиентка, по причинам феноменального устройства психики некоторых представительниц прекрасного пола, но не суть важно… Так вот клиент развешивает уши, получает на них изрядную порцию лапши, и становится участником увлекательного психологического представления ловли ночных страхов пионерского возраста.

Иногда доходит до абсурда. Человек совсем недавно пережил острый стресс, ситуация была такой, что к нему можно отнестись с уважением — не сломался, нашёл в себе силы, но теперь ему на самом деле нужна помощь специалиста. Психолог же, как будто и сам давно уже стал зомби, утверждает, что всё это пустяки по сравнению с теми кошмарами, которые остались в психике со времён детства. И вот проработкой этих заблокированных страхов и нужно заняться.
— Да как же так? — удивляется клиент. — В детстве всё было хорошо, был призёром олимпиад, родители любили, сверстники не обижали, учителя ценили и даже одноклассницы не дразнили. Не детство, а волшебная страна… Все беды случились лишь пару лет назад.

Эти здравые аргументы убедят кого угодно, но только не настоящего специалиста по травмам детства. Потому среднестатистический психолог глубоко убеждён в том, что копать нужно глубоко. Только не понимает, не хочет понимать, отказывается верить в то, что психика сама по себе сложная система. Эта «глубина» видится многим психологам исключительно по горизонтали шкалы времени. Они убеждены в том, что самое глубокое связано с событиями, которые были раньше. Да так сильно, что теряют здравый смысл и подкрепляют его утрату целой мировоззренческой системой.

В каких-то случаях такая работа пользу всё же приносит, но…

Такая практика интересна тем, что она на самом деле может принести облегчение состояния клиента. Срабатывает перенос источника внутреннего конфликта на выискиваемые в детстве причины. В результате на сеансах происходит нечто почти магическое. Комплекс жизненных проблем получает, прямо в прямом смысле — получает, так как переменным присваиваются какие-то значения в математике, обозначенные контуры. Образуется цепочка: плохо сейчас — причина в детстве. Создаётся образ этой плоховости в настоящем и образ какой-то драмы в нежном возрасте. Затем предлагается модель «исправления» ситуации в детстве, посредством тех или иных психологических техник. В результате сознание получает уверенность в том, что причина дискомфорта найдена и устранена, и клиент психолога испытывает огромное облегчение.

Нарисованная выше модель показана только для того, чтобы раскрыть один из возможных сценариев, отвечающий на вопрос о том, зачем вообще-то всё это делается, если делается.

Правильных ответов только два…

  1. Человек на самом деле испытал в детстве что-то ужасное и это что-то не даёт ему жить спокойно до сих пор. Хотя каким именно образом — понять сложно. На ум лезет что-то психосоматическое. К примеру, когда-то был какой-то испуг, и человек до сих пор заикается.
  2. Никаких серьёзных психологических травм в детстве не было, но психотерапевт предлагает клиенту вспомнить те травмы, которые всё же были, хорошо поискать, чтобы что-то нашлось, потом создаёт логическую связь между найденными травмирующими ситуациями в детстве и настоящими проблемами психики, а затем каким-то образом клиент и психотерапевт решают проблему в прошлом. Может быть с помощью применения методов психодрамы или терапевтического гипноза. В результате исчезают и проблемы в настоящем.

Это можно было бы понять, но всё равно — тут речь идёт скорее про какое-то исключение из правил. Далеко не у всех такие травмы были в детстве, что продолжают приносить свои негативные плоды в настоящем, не для каждого клиента подойдёт и второй вариант, связанный с хитрой стратегией, основанной на вытеснении и замещении различных переживаний.

Игры, в которые играют психологи

Но на практике эти игры, в которые играют психологи со своими клиентами, приносят больше вредных последствий, чем полезных. И вот по каким причинам…

Существенная часть людей, которые обращаются к психологам, страдают различными расстройствами, которые имеют непосредственную связь с психиатрией. В лучшем случае — это расстройства личностного спектра, которые не связаны со злокачественной формой. Таким людям нужна специализированная помощь, основанная на понимании их индивидуальной природы и умении соотнести её с типом расстройства личности и поведения. Кому-то из таких людей ковыряние в детских обидах, страхах и фрустрации крайне противопоказано. Но обычные психологи даже не задумываются о проблематике малой психиатрии, пытаются ко всем применить свои любимые и обкатанные методы.

Трудно придумать картину более удручающую, чем работа обычного психолога с клиническим случаем. Чем-то полезным она кончается только, если психолог может выступать ещё и в роли психотерапевта. А встречаются такие специалисты крайне редко. Обычно получается что-то дикое и пугающее.

Игра в поиск травм детства превращается в культовую самоценность. Существуют психологи, которые умудряются вызывать конфабуляции — ложные воспоминания. Правда, речь идёт про результат какого-то воздействия на психику, поэтому лучше называть их псевдоконфабуляциями. Так, одна девушка была так обработана психологами, у которых и училась в качестве студентки, что заявила будто бы в детстве её насиловал отец. До начала психологических манипуляций никаких претензий к нему у неё не было, ни о чём подобном она не задумывалась. Отец подал на психологов судебный иск, смог доказать, что не является насильником своей дочери, но от своего мнения о травмах детства она не отказалась. Сама стала психологом и учит других делать тоже самое.

Это Маша, у неё травма детства, поэтому эти гадкие мужики не берут её в жёны. Понятно?

Как истерическая натура с определённой патологией в развитии личности — так «жертва» насилия в детстве. Раз не помним, что тогда было, но что-то страшное могло произойти, то произошло. А уж психика доиграет и дорисует любую картину, поскольку включается что-то подобное механизмам, которые используются в осознанных сновидениях.

И третья причина, из-за которой нам не нравится поиск этих чёрных котят детской неожиданности в тёмных лабиринтах подсознания, — это упущенная выгода. Не нужно опасаться того, что это термин из юриспруденции. До сутяжничества мы никого опускаться не толкаем, но всё же… Клиент рассказывает психологу о том, что конфликты на работе привели к тому, что уже противно вставать утром, потому что там поджидает начальник, который начнёт день с разноса. Клиент жалуется на то, что по дороге на работу с ним приключаются панические атаки. Он уже готов забиться в угол своей квартиры и там тихо сойти с ума и умереть, вот как всё достало. А ему начинают рассказывать про травму детства, про то, что начальник вызывает ассоциацию с чем-то, что идёт из детства. Слабо верится в том, что это поможет адаптации. Да и практический опыт подтверждает, что грамотно подобранный курс АД, который длится всего месяц, несколько занятий групповой терапией и индивидуальная работа, направленная на поиск рационального выхода из ситуации, приносят куда больше пользы.

Каждый вправе делать свои выводы и выбирать того психолога, который более близок. Только помните, что у пациента тоже есть ответственность. Что касается автора этой статьи, то он прервёт с психологом всякое общение, если услышит про травму детства. Или сведёт всё к обычным светским беседам. В детство мы сможем попасть и без посторонней помощи.

Вступление в группу проекта ВКонтакте позволит принять участие в обсуждении каждого материала.